close

Ханде Эрчел и Керем Бюрсин для «HELLO»

Как вы обрели такую гармонию в сериале? Вы проводили вместе много времени, изучая язык тела, темперамент друг друга перед тем, как отправиться на съемочную площадку? Вы думали «а что, если мы не сможем сойтись»?

Х: Я думала, ведь гармония - это самое главное в романтической комедии. Мы встретились за четыре месяца до начала съемок и тогда был карантин. К тому времени я уже свыклась к идее совместной работы. Могу сказать, что мы быстро адаптировались, потому что на съемочной площадке у нас было не так много раздельных сцен. 
К: Да, в связи с обстоятельствами, мы много времени проводили вместе на Zoom, а также вместе работали с одним тренером и это было очень хорошо. Мы смогли хорошо узнать друг друга и наших героев. Позже наш директор и мой дорогой брат Алтан (Дёнмез) вмешались, и мы достигли этой синергии.

Ханде какой партнёр на съёмочной площадке? Что вы цените, на что сердитесь?

К: Ханде очень работящая, знает, как нужно веселиться, она правда лучшая! Как по мне, иметь ее на съёмочной площадке - это везение! Бывает такое, что она говорит, что она больше меня работает. Я молчу, потому что она права! Я всегда говорю ей: "В этом сериале - ты главная, а я так, прохожий! Я тебе кину пас, ну а ты забьешь гол!", но она продолжает говорить о своем!

 



Керем, какой он партнёр?

Х: Керем работящий и партнёр, который всегда мотивирует! Он всегда, при любых обстоятельствах, может сконцентрировать! Я это очень ценю!

В романтических комедиях существует твердое убеждение, что актеры - настоящая пара и в реальной жизни. У вас есть сообщение для любителей #HanKer и #EdSer по этому поводу?

Х: Смотря на наших персонажей, конечно же, думают, что мы очень подходим друг другу, поэтому часто говорят: "Они созданы друг для друга!" Я могу понять эту ситуацию. 

К: Я их могу понять, но не знаю, что могу сказать. Это правда, мы в этом процессе стали очень близки и безумно сильно друг друга полюбили. И из-за того что между нами огромное доверие, у нас получается такое электричество. Я хотел бы, что Ханде стала тем человеком, которая на всю жизнь останется в моей жизни.

Как ты училась понимать Эду? У тебя нет знаний о растениях и ботанике, есть ли у тебя к этому какой-то интерес?

Х: Эда любит цветы и я тоже тот человек, который разговаривает со своими цветами. Мне даже кажется, что цветы обижались, когда не разговаривала с ними. И, конечно, я знаю об уходе за цветами, возможно, я не знаю их истории, но есть совершенно новые черты характера, которые я узнала от Эды.



Есть ли привычки, которые ты переняла или которые заметила и изменила в себе, когда смотрела на жизнь через призму персонажа Эды?

Х: Эда напоминает мне о вещах, которые я упустила. Ее радость, ее энергия, ее неспособность стоять на месте и то, как ее переполняют чувства на самом деле было тем, что откликнулось и во мне.

Есть ли навык, которым ты не владел, но смог лучше понимать через твоего персонажа Серкана? Например, ты проходил специальное обучение по архитектуре?

К: Я всегда пытаюсь понять, есть ли в сценарии вещи, которые я не понимаю. Но я не исследовал архитектуру. Меня больше интересовала психология персонажа и я работал над этим. Я размышлял о том, что может сделать такой дотошный перфекционист и искал крошечные нюансы, которые подошли бы ему. У меня был учитель, одержимый расстановкой стульев в старшей школе и вдохновленный им, я перенёс ту же одержимость Серкану. Регулировка офисных стульев, когда мы с них вставали, была чём-то вроде игрой между нами, эти стулья отражают желание Серкана, чтобы все шло так, как хочет он и было под контролем. Но, конечно, любовь Эды его изменила.



По сценарию, у Эды, и у Серкана не было счастливого детства, но в реальной жизни каким было ваше детство?

Х: Желаю, чтобы каждый мог прожить мое детство. Расти в маленьком месте, конечно, имеет свои особенности. Чувство взросления в своём собственном мире. 
К: Мое детство прошло в переездах из одного города в другой. В попытках перестроиться от одной культуры к другой, совершенно противоположной культуре. Из-за работы моего отца мы меняли адрес в среднем раз в год. От Абу-Даби до Техаса или из Индонезии в Норвегию. Самым трудным было- расставание с друзьями. Круг замкнулся, но когда вечером приходил отец и говорил: "Давай, мы уезжаем", все они выходили из моей жизни. Тогда не было социальных сетей и мы теряли друг друга. Эти изменения сближали семью и вживёмся оставались только моя мама, отец и сестра. Мы всегда говорили, чтобы ни случилось, мы четверо есть друг у друга. Концепция семьи стала очень ясной и важной в моей жизни в очень раннем возрасте. Мы вместе открыли для себя все эти страны, народы и культуры и поддерживали друг друга. Я думаю, что анализ и наблюдение за столькими разными людьми способствовали моей игре.

Что у тебя было на уме, когда ты впервые начала работу своей детской мечты? Что побудило тебя стать актрисой? Нашла ли ты то, на что надеялась, довольна ли ты? И что является самым сложным?

Х: Идея получения профессии нам прививается, когда мы очень молоды и вот почему даже дети вынуждены делать выбор карьеры. Я была очень упрямым ребенком, я сказала своей семье, что этого хочу и стану тем, кем хочу, и они уважали это.

Если ты вернёшься к тому дню, когда ты пять лет назад кричала: «Я получила главную роль» своей семье пока ехала в пробке... Были ли у тебя тяжелые времена во время этого быстрого подъема или все прошло гладко?

Х: Моя мама отправила это видео на шоу Beyaz Show, не сказав мне. И мне было тогда так стыдно, когда я это увидела. Но сейчас, когда я снова думаю об этом, я говорю себе, как это было прекрасно, я все еще делаю свою работу с той же чистой энергией, с тем же энтузиазмом. У меня было много проблем, но я не собираюсь сдаваться.



В твоей карьере несколько противоположная ситуация. Во-первых, будучи бродвейским актёром за границей, ты получал награды и участвовал в соревнованиях, после чего переключился на турецкое ТВ. Был ли процесс адаптации для тебя сложным? Ты наверное ничего об этом не знал, когда приехал сюда?

К: Вообще, причиной моего переезда не была актерская карьера. Я снимался в фильме в Америке, с большими надеждами ожидал лучшего проекта. Мне приходилось зарабатывать деньги, моя семья ждала этого от меня. Я настоял на том, что буду играть, поэтому я начал работать в спортивном зале в Лос-Анджелесе. Потом я потерял лучшего друга из-за аварии. Мне было 23 года, я работал на трех работах одновременно и оставался у друзей. Я пошёл в армию, потом вернулся, я хотел бы остаться там еще на полгода, но в то время пришло предложение кино из Китая и я согласился. Это было похоже на то, что, кто-то звал меня обратно, всякий раз, когда я пытался бросить игру. Я никого не знал в Турции, на прослушивании я встретил директора по кастингу, одно из самых ценных имен на нашем рынке, я начал брать уроки по совету господина Деврим Якут, чтобы поправить мой турецкий. Но я планировал вернуться в Америку и продолжить эти дела в Лос-Анджелесе. Через две недели, когда я приехал в Турцию, мне позвонил Мине Гулер и попросил меня пройти прослушивание в сериале «Ожидание солнца», сначала он познакомил меня с продюсерами, затем с нашим нынешним режиссером Алтаном Донмезом и благодаря его выбору- роль Керема была предложена мне.

Ты счастлив? Какое различие было главным? Как работает индустрия здесь и там?

К: Я очень рад, я не мог себе такого представить. Да, фильмы приносили деньги, но они не были важны. Это было нечто другое. Я мог бы заниматься любимым делом и долго и много зарабатывать. Может быть там было бы больше шансов, нежели здесь? Мой самый близкий друг из Америки Мэтт Макгорри, мы начали с ним в одно время. Мы часто говорили по телефону и он мог сказать что-то вроде «Я был измотан сегодня, мы работали шесть часов», а здесь мы работали 15 часов в сутки! В этом, я думаю, было самое главное отличие.

Вы двое играли раньше студентов, которые многим понравились: "Дочери Гюнеш"(2015) и "В Ожидания Солнце" (2013). Как вы думаете, эти герои смогли вам помочь прийти к этим дням?

Х: "Дочери Гюнеш" для меня не был каким-то простым проектом! Может быть, для зрителей тоже. Каждый герой останется в душе у зрителей. Селин - стала моей удачей!
К: Я думаю, что помог. Я был очень счастлив, потому что, как зритель я любил этого персонажа. Для меня этот проект был очень хорошим.



Были ли у вас кумиры или образцы для подражания, которые вы брали в пример?

К: Нет такого, что мне подойдет любая философия каждого человека.  Я беру подходящую среди них и что-то беру в свою жизнь.  Я вообще не очень впечатленный человек.  Но могу сказать, что люблю Джорджа Клуни, слежу за ним и беру его в пример.  Я также восхищаюсь Мухаммедом Али, выдающимся гуманистом.  Он очень особенный человек... Хотя в то время в Америке было так сложно быть чернокожим, его отказ пойти в армию и пойти на войну во Вьетнаме, принимая на себя любое давление, очень важен.  Философия и взгляд на жизнь Брюса Ли также необычны, это легенда боевых искусств.  Еще мне нравится Вигго Мортенсен.

Х: Я не могу назвать это образцом для подражания, но есть актеры, которые мне нравятся.  Я хочу изобразить супергероев.

Это правда, что вы работаете, объединяя своих персонажей с музыкой?  Например, какая музыка могла бы описать Серкана и Эду?

К: Да, музыка для меня очень важна. Поскольку мы сняли около 30 сцен для эпизода, у нас не так много времени, чтобы войти в роль.  Так что я могу сразу же надеть наушники и сосредоточиться, слушая музыку, чтобы я мог быстрее общаться с персонажем.  У меня есть плейлист под названием Bolat на Spotify, вся моя музыка о Серкане, которая играет в моей голове, там.  В первый раз увидел увидел Эду и когда я неё узнал, это было закодировано, например, песней "Foxy Lady" Джими Хендрикса, эта песня тоже начинается с вибраций, а потом падет. Также как Эда натыкается на Серкана. Могу сказать, что музыка обоих меняется по мере изменения сценария.



Оказывается, ты берешь уроки истории искусства, какое время искусства тебя больше интересует? Чьи картины тебе нравятся больше?

Х: На данный момент - Сандро Боттичелли! Есть люди, которым очень нравятся его работы. Я думаю, что у каждой истории искусства есть свой свет красоты!



Ханде, ты рисуешь, Керем, ты фотографируешь.  Вы оба должны иметь очень высокую наблюдательность и навыки визуального выражения.  Вы верите в лечебный эффект искусства?  А может быть, вы хотели бы рассмотреть возможность открытия совместной выставки в интересах общества?

Х: Живопись - это мое лекарство, места, где моя душа блуждает, находятся внутри картин, я работаю на выставку.  Думаю, сентябрь 2021 года. Если Керем захочет сопровождать, почему бы и нет?

К: Мне тоже однозначно понравилось бы. Было бы здорово, особенно, если бы в конце было социальное сообщение. Искусство обладает силой, которая питает душу и улучшает нашу концентрацию и производственные навыки в этом быстром мире, где наше восприятие постоянно рассредоточено. Также очень полезно загружать шаблоны и запрашивать систему. Кроме того, по мере того, как мы отказываемся от своего естественного мышления, нас преследуют тревога, депрессия и неизлечимые болезни. Искусство также эффективно возвращает нас к нашему естественному равновесию и циклу.



У вас у обоих в ваших карьерах были работы, которые занимали более короткий период, чем планировалось, и, по сути, нет актера, который бы не испытал этого.  У вас есть четкая формула экранного успеха сериала после всех этих лет и работы?

К: Думаю, такой формулы не существует. Доверие к продюсерской компании и команде важно. История и сценарий еще важнее. Но, к сожалению, мы видим лишь небольшую часть этого в начале. Мне очень нравятся слова Клуни: «Хорошую историю можно снимать плохо, можно играть плохо, можно получить плохой результат, но что бы вы ни делали при плохом сценарии, вы не можете хорошо стрелять, вы не можете хорошо играть, вы не можете получить хорошие результаты».  В 50-60-страничных сценариях обычных эпизодов легче установить математику произведения и следить за пульсом аудитории, но это очень сложно для турецких сценаристов, которые пишут в среднем 120 страниц. Вместе мы действительно делаем выдающуюся работу.

Х: Это индустрия, вы действительно не знаете, что нравится, а что нет.  Это вещи, которые меняются в зависимости от периода и повестки дня.  Но это не должно мешать тому, что вы хотите делать, риск существует в каждой отрасли.

Что вы думаете о росте цифровых платформ?  Интерес к вакансиям там короче, но нет рейтингового давления, и можно создавать более свободные проекты.  Как вы смотрите, если вам поступит предложение?

Х: Я думаю, что мы вошли в цифровой мир даже поздно. Работа, которую мы начали, действительно оказала большое влияние.  Конечно, каждая работа должна создаваться свободнее, чем предыдущая, и это произойдет с течением времени и за счет устранения границ в нашем сознании. Если что-то случится, я соглашусь, почему бы и нет...



Вы также пробовали разные жанры, записывая работы «Именно Именно» и «Неживые» на BluTV в цифровом формате.  Вы счастливы, что сделали это?

К: Я очень счастлив.  В «Айнен Айнен», где мы играли с дорогой Нильпери (Шахинкай), впереди еще два сезона, мы вступили в репетиции чтения, а на следующей неделе начинаем съемки.  Будем снимать в мои выходные.  Мне жаль, что мой любимый сериал о вампирах «Неживые» не привлек того внимания, которого мы ожидали.  Мне очень понравился этот персонаж, но были ошибки, и лично я считал более подходящим оставаться на стороне игрока в бизнесе и не мешать другим. Надеюсь, у меня все еще есть права на другого вампира, потому что я умираю, я сделал вампирскую работу! Дмитрий был глубоко внутри меня. Я хотел бы сыграть свою роль в «Дело чести» на телевидении с моим нынешним опытом.  Этот персонаж и история тоже были очень красивыми.

Что делает тебя счастливым и волнует больше всего, когда ты остаешься в одиночестве, что заставляет тебя чувствовать себя хорошо?

Х: Я всегда остаюсь собой вне работы. Мои собаки присутствуют во всех сферах моей жизни и время, которое я провожу с ними, очень ценно!

На твоих фото с Мави у тебя в глазах читается нечто совсем иное. Тетя - наполовину мать, не так ли?

Х: Еще до рождения Мави я думала, что смогу описать, на что это чувство было похоже. Но с того момента, как она родилась, я поняла, что слов недостаточно. Для этой любви действительно нет рецепта.

Что ты считаешь своей самой сложной чертой в себе, Керем?

К: Мне все быстро надоедает, я могу очень быстро менять свои решения. Слишком воодушевляюсь чем-то, а потом остываю через 10 минут, окружающие могут быть шокированы, я думаю, что это самая тяжелая моя черта характера для других.



Когда тебе больно или расстроен, ты живешь в себе или ты тот, кто легко выражает и делится?

К: 80 процентов этого я живу внутри себя, я показываю только часть.  Хотя я понимаю важность того, чтобы говорить и говорить с помощью «коучинга», который я взял, и книг по личному развитию, которые я прочитал, я думаю, что мне нравится анализировать многие вещи внутри себя.  На данный момент мне очень полезны спорт и медитация;  потому что это создает для меня пространство для размышлений, два часа в день, где я могу слушать свою голову и разговаривать сам с собой.  Фактически, мы все знаем и доверяем больше всего.  Но по какой-то причине нам не нужно много времени, чтобы послушать это и быть хорошими.

Ханде, ты Стрелец, твое тело и воображение в постоянном движении?

Х: Я не знаю, из-за моего ли это знака зодиака, но если я остаюсь в покое, я чувствую, что больше не смогу действовать. Я представляю, что я всегда где-то вне физической активности, которая поддерживает меня.

Как мы знаем, ты любишь путешествовать и изучать разные культуры. Когда все образуется, куда ты хочешь съездить первым делом?

Х: Я хочу, чтобы не осталось ни одного моря, где бы я не искупалась. Это моя жизненная мотивация!



Ты ветреный человек? Можешь легко влюбиться? Какая должна быть женщина, чтобы ты сказал "Именно она мне подходит"?

К: Нет, я не могу так легко влюбиться. Я считаю, что не ветреный. Мне нравятся женщины, которые стоят на своих ногах, которые доверяют себе, но не кричать об этом в каждом углу. Для меня ещё важно, чтобы у нее было чувство сопереживания. Когда есть чувство сопереживания, приходит и гармония, можно спокойно решить вопросы. Я верю, что девушка может отразить свою внутреннюю красоту внутри.

Почему отношения часто заканчиваются?  Не могли бы вы спросить себя после окончания, или все будет легко?

К: Мне не нравится жить «я хочу», я не думаю, что это имеет смысл.  Уважение очень важно в отношениях;  неуважение для меня неприемлемо.  Я также ухожу, когда чувствую, что ситуация меняется в негативном направлении или этот человек влияет на меня негативно.  То, что вы называете отношениями, - это органический термин, вы должны кормить его, как растение, чтобы продолжать жить.  Вы должны поставить его на солнце, вы должны укрыть и защитить его, когда холодно, вы должны полить его... Очень важно, чтобы вы взаимно кормили и лечили друг друга.  Отношения заканчиваются, когда они заканчиваются.

Вы заботитесь о том, чтобы касаться жизни других людей, к каким социальным проблемам вы наиболее чувствительны?

К: Я против и работаю над продолжающимся социальным неравенством между мужчинами и женщинами во всем мире.  Я придаю большое значение языку, который мы используем в сериалах, сценариях и повседневной жизни, и пытаюсь очистить других от сексистских, и иных дискурсов.  Выражения, унижающие женщин на уличном жаргоне, действительно беспокоят, и им следует положить конец.  Мне обязательно, чтобы мои бизнес-партнеры тоже обратили на это внимание, иначе я не смогу работать. Моя деятельность по повышению осведомленности по этой теме будет продолжена.

Новый год наступит очень скоро. Можете ли вы загадать нам три желания- для себя, нашей страны и мира?

Х: Пусть новый год принесет осознание того, что нам нужна природа, ценность сочувствия и дни с множеством улыбок и радости!

К: Я хочу, чтобы мир вступил в период, когда правят женщины и все живут в равных условиях. Я желаю Турции вместо того, чтобы разговаривать со всеми нами, начать брать на себя социальную ответственность и положить конец поляризации. Я желаю для себя быть частью такого справедливого мира!


 


|
Просмотров:5281
Всего комментариев: 0
avatar