Интервью Джана Ямана для «Hürriyet»


Итак, Джан, признавайся, сколько денег ты потратил, чтобы нанять себе фанатов?

— (Смеется) Брат, ты очень умный человек, ты и сам знаешь как всё было. Там было как минимум 2 тысячи человек. Если бы я каждому из них заплатил хотя бы по 100 евро, вышло бы 200 тысяч евро. Теперь представь, что я делаю это каждый день. Ушло бы 3 миллиона евро. Разве я сын миллионера? Я всего лишь актер, который получает деньги за каждую серию. Как я со своим доходом мог это профинансировать? Если бы у меня было столько денег, я бы просто купил себе телеканал (смеется). К тому же, какая мне от этого выгода? Каким образом эти деньги ко мне вернутся?

С таким пиаром ты можешь работать в Италии и Испании и зарабатывать хорошие деньги…

— Если бы эти фанаты были фальшивыми, разве там бы этого не поняли? Если бы они были статистами, те видео не выкладывал бы никто кроме меня. Но эти видео выложили в соц сети тысячи человек. Если вы по хэштегу найдете эти страницы, то поймете, что они настоящие. Знаешь, почему возникла такая проблема?

Почему?

— Потому что я единственный актер в Турции, у которого нет специалиста по социальным сетям. Я сам веду свои социальные сети, никто не делает публикаций вместо меня.

Все обратили внимание на то, что в той толпе в Испании был и репортер…

— Это репортер, с которым мы познакомились еще в Каннах. Он приехал в Испанию, чтобы снять видео для своей программы. Я уже сказал ему, что он поставил меня в очень тяжелое положение в Турции.

Твои фанаты говорят тебе, почему любят тебя?

— Когда я их спрашиваю, они так хвалят меня, говорят: «Для нас ты самый красивый». Это говорю не я, это говорят они. В Турции недооценивают романтические комедии… Но там их очень ценят. К тому же, в романтических комедиях очень тяжело играть. В «Ранней Пташке» 60-70% сцен были импровизацией. Это одна из причин того, почему сериал так полюбился зрителям.

Импровизация — единственная причина?

— Нет, там была прекрасная комедия. Актеры, играющие в романтических комедиях, обычно немного женственные. Среди них нет мускулистых. Мой герой был мускулистым — это тоже привлекло внимание. Сериал «Ранняя Пташка» получился немного сказочным. Возможно, это первый случай, когда турецкий сериал настолько полюбился в Европе.

«Серебро» с Кыванчем Татлытугом много лет назад был продан за границу…

— Про меня говорят, что я сравниваю себя с Кыванчем. Я очень ценю брата Кыванча. Я его фанат, смотрю все его проекты. Беру с него пример и очень люблю его. Но я не сравниваю себя с ним.

Тогда почему ты заявил, что его сериалы не продаются за границу?

— Сериалы, в которых брат Кыванч сыграл за последние 5 лет, не были проданы в Европу. В свое время «Серебро» был продан на Ближний Восток. Там он очень известен. Здесь никто не может возразить. Но «Ранняя Пташка» стала первым турецким сериалом на европейском рынке, первой была продана в Испанию. После «Ранней Пташки» испания также купила сериалы «Любовь назло» и «Полнолуние» с моим участием. Помимо моих сериалов, Испания также купила «Ветреный». Это мы открыли путь в Европу.

Ты говоришь, что «Ранняя Пташка» стала первой в Европе, но, насколько я знаю, 1,5 года назад в Испании показывали сериал «В чем вина Фатмагюль?»

— Одно дело — показывали, а другое дело — когда люди смотрят сериал и фанатеют по нему. Да, он был показан, но не привлек внимания. Даже когда «Ранняя Пташка» еще не вышла в Испании, испанцы сами делали субтитры к сериалу. У нас уже было много фанатов. Брат, тебе рассказать, как всё было с самого начала?

 Всех это очень интересует…

— «Полнолуние» — второй турецкий сериал, проданный в Италию. Сказать тебе, какой первый?

Какой?

— «Вишневый сезон». В главных ролях были Серкан Чайоглу и Озге Гюрель. Когда я стал партнером Озге в «Полнолунии», итальянцы начали следить и за мной. Мое преимущество заключается в том, что я закончил итальянскую школу. Я говорю на их языке — итальянцам это очень понравилось. Потом в «Полнолунии» мне начали прописывать сцены, где я говорю на итальянском. Я выкладывал в соц сети видео на итальянском. Сериал «Полнолуние» произвел фурор в итальянских соц сетях. Я уже воспринимался отдельно от Серкана и Озге. Потом купили и «Полнолуние», это был второй турецкий сериал в Италии после «Вишневого сезона». Ты заметил, что между ними общего?

И что же?

— Оба сериала — романтические комедии. Нам, туркам, романтические комедии кажутся глупыми, а итальянцы находят их очень правдоподобными. В Италии еще не вышла «Ранняя Пташка», меня знают по «Полнолунию» и называют меня Феритом — по имени моего героя.

Все эти споры расстраивают тебя?

— Очень расстраивают, брат… А ведь этим нужно гордиться. Ты знаешь, турецкие сериалы больше не выходят на Ближнем Востоке — запретили. Сериальный сектор попал в трудное положение. Сектору удалось выйти на европейский рынок, и в этом я стал одним из первопроходцев.

Ты сказал, что до тебя в Италии обрели популярность Серкан и Озге. Но почему мы не в курсе об этой их популярности? У Энгина Акьюрека фанаты по всему миру, но когда он посещает зарубежные страны, это не вызывает такого ажиотажа. Почему твои поездки становятся событиями?

— Сила социальных сетей… Я придерживаюсь отличной от них политики. Загляни в мои соц сети: я публикую всё, чем занимаюсь. И зайди на страницу любого другого актера — они даже анонсы своих сериалов не выкладывают.

Почему ты обрел там популярность благодаря «Ранней Пташке», а Демет — нет?

— Демет не использует социальные сети для тех целей, что и я. Обычно она выкладывает в инстаграм свои селфи. Вы никогда не увидите, чтобы я фотографировал себя в зеркале. Я часто благодарю своих поклонников в комментариях, выкладываю видео на итальянском и испанском.

Значит ты один из тех актеров, кто лучше всех использует социальные сети…

— Не могу сказать, что лучше использую, меня много раз предупреждали «нельзя так пользоваться соц сетями». 2-3 года назад даже говорили, что у меня совсем нет пиара. И до сих пор его нет. Я делаю публикации, но теперь меня обвиняют в пиаре. Моя ошибка в том, что я сам делаю публикации. Надо было бросить это дело, пусть бы кто-нибудь другой это делал за меня. Интерес ко мне вызывает интерактив и обратная связь в моих социальных сетях. Меня спрашивают, почему Кыванч Татлытуг не вызывает такого интереса. Кыванч Татлытуг не сидит в соц сетях.

Ты веришь, что к тебе действительно проявляют интерес?

— Не могу поверить. Даже мой менеджер в отеле говорит: «Я бы не поверил, если бы не увидел своими глазами». Вот и я не могу поверить. Это что-то невероятное. Но это реальность.

Тебе уже поступают предложения из Италии и Испании?

— Поступило много предложений сыграть в фильмах. Мы с братом Ферзаном (Озпетеком) всегда на связи. Мы собирались встретиться в Риме, но у нас не совпало расписание. Брат Ферзан снимает фильмы раз в 3-4 года. Его последний фильм вот-вот выйдет в прокат. Дай Аллах, через 2-3 года мы снимем фильм. В Италии и Испании мне предлагали вести шоу Survivor. Если я захочу, то могу переехать туда жить и вести это шоу. Но так как я не хочу быть телеведущим, я не принял это предложение.

Ты не думаешь переехать в Европу?

— Меня спрашивают, почему я до сих пор сижу в Турции. Но турецкий сериальный сектор — второй в мире после американского. Едешь в Канны — там только турецкие сериалы. Я посмотрел на сериалы, которые показывают в Италии — среди них нет итальянских сериалов. Мы сами этого не понимаем, но всё вращается вокруг Турции. В таком случае зачем мне переезжать в Европу? Она настолько отстает от нас…

 Когда ты идешь в армию?

— В январе.

Что будет с твоими волосами?

— Отрежем. Даже если бы не шел в армию, все равно отрезал бы. Обрати внимание, в 5 своих проектах я в совершенно разных образах. Я всегда уделял этому внимание. Брат Кыванч также великолепен в этом плане. Но больше ни один актер так не делает. В своей жизни я беру пример с брата Кыванча и Брэда Питта. Я бы в любом случае отрезал волосы — не стал бы играть в следующем проекте в таком же образе. 

Джан Дивит, твой герой в «Ранней Пташке», был настоящей иконой стиля…

— Да, мужчины стали брать с меня пример и носить украшения.

Наряды, которые ты надевал в сериале, предоставлялись спонсорами?

— В первоначальной версии сценария Джан Дивит был неряшливым, не обращал внимания на свой внешний вид. Я позвонил Аслы, одной из сценаристок, и сказал: «Так нельзя, это же романтическая комедия. Этот мужчина должен носить такие наряды, чтобы зрители интересовались, где их купить. Он должен быть ходячим сексом, должен создавать визуальный праздник». И Аслы согласилась. И я решил, что всю одежду для первых серий куплю себе сам. Для первых 5-6 серий «Ранней Пташки» я потратил из своего кармана около 200 тысяч турецких лир. То, что я заработал в других сериалах, вложил в этот. В те времена у меня была девушка — стилист. Я отправлял ее в Капалычарши и заставлял покупать мне украшения.

Это прекрасное видение…

— В Турции есть такая проблема: когда снимаешь летний сериал, тебе говорят «у нас нет бюджета». Например для дизайна прически я пошел к Ондеру Терьяки. Я заплатил за прическу сам. Прозвищем Джана Дивита было Альбатрос. Я разработал татуировку, которая его символизирует, и сделал ее временно. Все говорили мне не делать этого, ведь нельзя каждый день стирать ее и делать заново. Но я договорился с тату-мастером. Каждый раз, когда я ходил к нему, я платил по 800 турецких лир. Об этом даже наш продюсер Фарук Тургут не знал. Но благодаря всему этому мой герой Джан Дивит после первых же двух серий стал иконой стиля. Потом начала приходить спонсорская одежда. Например Armani спонсировал лишь меня.

 В твоей жизни есть любовь?

— В моей жизни много женщин, я со многими встречаюсь, но ничего серьезного нет. Когда появится что-то серьезное — я тебе скажу, брат.

В Испании ты встретился с оскароносным актером Хавьером Бардемом. Это он тебя пригласил?

— Да. Он знал, какой интерес ко мне проявляют. Хавьер Бардем и его мама в 2012 году создали организацию, связанную с авторскими правами. Эта организация проводила церемонию награждения, и он меня пригласил. Мужчина хотел со мной познакомиться и заодно отрекламировать свою церемонию.

О чем вы разговаривали?

— Мы поговорили 5 минут. Он меня поздравил, а я выразил свое восхищение им.

Звездой этой встречи был ты, а не Бардем…

— Удивительно. Испанская пресса написала: «Хавьер Бардем познакомился с Джаном Яманом». Я посмотрел в его инстаграм — у него всего лишь 300 тысяч подписчиков. У меня больше. Я не говорю, что я лучше него.

 У тебя новый сериал?

— Да, мы с Фаруком Тургутом снимаем новый сериал.

 Кого ты там сыграешь?

— Я сыграю бизнесмена, владельца холдинга. Мой герой за 2 дня до своей свадьбы получает звонок из Бейрута. Его бывший шофер, который много лет назад спас его жизнь, попросит, чтобы он в свою очередь спас жизнь его дочери. И он, чтобы отплатить долг жизни, поедет в Бейрут. Сериал так и называется «Долг жизни» (Долг Джана). Будет много динамичных сцен.

Ты говоришь, что в Европе успех имеют романтические сериалы, а сам идешь играть в экшн-сериал…

— Я планировал уйти из романтических комедий. Можешь считать это дерзостью, но «Ранняя Пташка» — одна из лучших романтических комедий в мире. Что значит 60% импровизации? Режиссер всегда ждал, чтобы мы добавили чего-то своего в сцену. Мы с Демет перед съемками даже не договаривались, что мы будем делать. Мы настолько хорошо знали друг друга, что нам было легко импровизировать, мы понимали друг друга с полуслова. Это был наш импровизированный театр.

Поэтому ты заявил, что вы с Демет — лучшая пара?

— Я говорил не так, я сказал, что мы одна из самых совместимых пар. Это тоже исказили. Мы с Демет можем быть самыми лучшими в плане импровизации.

Конечно, на вашу совместимость повлияло то, что вы были возлюбленными…

— Мы стали возлюбленными после 20-ой серии. Если бы Демет была снобом, у нас бы не возникло такой совместимости. Например по этой причине я испытывал проблемы со своей партнершей по сериалу «Кто из нас не любил?» Селен Сойдер. Когда на съемках между вами проблемы, вы не можете пойти и спокойно сыграть любовь перед камерой. У главной пары должно быть высокое либидо. Я всегда говорил: актеры делятся на два типа. Те, у кого есть либидо, и те, у кого его нет. При подборе актеров нужно обращать на это внимание. Посмотри на актеров, у которых в последние годы закрываются проекты: у них у всех были партнерши без либидо. Проект не продержится, если зритель не будет интересоваться тем, занимаются ли главные герои любовью в реальной жизни. Наша совместимость с Демет зашкаливала, мы выжали из себя максимум.

 

Перевод сделан группой вк https://vk.com/turk_dizileri

Меня спрашивают, почему я до сих пор сижу в Турции. Но турецкий сериальный сектор — второй в мире после американского. Едешь в Канны — там только турецкие сериалы. Я посмотрел на сериалы, которые показывают в Италии — среди них нет итальянских сериалов. Мы сами этого не понимаем, но всё вращается вокруг Турции. В таком случае зачем мне переезжать в Европу? Она настолько отстает от нас…
, .
| Теги: нашумевшее, скандальное |
Просмотров: 65
data-matched-content-ui-type="text_card"
close